Новости

   >>

Облако тегов

Пинхасова в России отчего-то стесняются признавать евреем. Откроешь какую-нибудь статью о его творчестве и читаешь: «Пинхасов Георгий Борисович – известный русский фотограф». Это, конечно, несправедливо, ведь он никогда не отрекался от своих корней, своего происхождения и вряд ли испытывал какие-либо комплексы по этому поводу.

В 2013-м году вместе с одним моим знакомым мы решили попытать счастья в заброшенной штольне в районе Кызыл-Алмы. Это был мой первый и единственный опыт в качестве золотоискателя.

Золота в Узбекистане добывают много. По официальным данным, что-то около 90 тонн в год. Доверия к этим цифрам по известным причинам нет, но другие все равно отсутствуют. Считается, что по производству благородного металла страна занимает девятое место в мире и второе среди республик бывшего СССР.

В Душанбе завершился суд по делу семи жителей города Турсунзаде, по версии следствия, готовивших в нем серию взрывов, в том числе на крупнейшем предприятии страны – алюминиевом заводе «Талко». Подсудимые были признаны виновными и приговорены к длительным срокам лишения свободы. Процесс продолжался около месяца, однако узнать из него удалось немного.

Власти Узбекистана наконец-таки определились с индексацией облигаций 12-процентного займа 1992 года, которые они недавно пообещали погасить. Согласно новому правительственному постановлению, коэффициент индексации принимаемых облигаций установлен в размере 1,373 раза. То есть Каримов и Мирзиёев сочли, что за истекшие 22 года, несмотря на более чем тысячекратную инфляцию, они подорожали всего лишь на треть.

Массовый снос базаров и магазинов в Узбекистане в 2011 году по разным причинам не получил широкой огласки в СМИ, хотя по степени ущерба для предпринимателей страны, вполне мог бы сравниться с «античелночной» кампанией начала 2000-х, когда власти целенаправленно разорили десятки тысяч людей, занимающихся торговлей.

30-го июля ташкентский независимый журналист Саид Абдурахимов, более известный под псевдонимом Сид Янышев, получил на руки постановление Ташгорсуда по уголовным делам, рассмотревшего кассационную жалобу его адвоката Полины Браунерг. Общее резюме этого документа: постановление суда первой инстанции оставить в силе.

В 1980-е и в начале 1990-х Владимир Дубровский был одним из немногих фотографов, целенаправленно снимавших Узбекистан и другие страны Средней Азии. Ценность его работ не только художественная, но и историческая - эти свидетельства своего времени, выпадающие из общего потока пропагандистских кадров, доносят до нас дух ушедшей эпохи.

В Узбекистане на закрытом судебном процессе осуждены ближайшие «соратники» старшей дочери президента. Суд проводился без огласки, тайно, а адвокаты писали расписки о неразглашении, чтобы в СМИ не могли просочиться никакие подробности слушаний. Главная фигурантка этих дел для узбекского правосудия пока недоступна.

Более двух десятков лет ташкентский пенсионер Борис Примазон безуспешно обивал пороги министерств и ведомств, пытаясь добиться от узбекского Минфина выплаты денег, вложенных им в ценные бумаги еще в 1992 году, – проекте, оказавшемся для сотен тысяч узбекистанцев финансовым капканом.

«Дело явно липовое - всё как на ладони…»

 

Александр Галич, «Аве Мария»

 

 

Так называемое «дело» независимого журналиста из Ташкента Саида Абдурахимова (творческий псевдоним Сид Янышев) поражает какой-то неприкрытой экзистенциальной тупостью его исполнителей, то есть тех представителей местной юстиции, которые на скорую руку его, это «дело», и состряпали.

28 июня суд по уголовным делам Шайхантахурского района г. Ташкента в авральном режиме рассмотрел дело писателя и журналиста Саида Абдурахимова (Сида Янышева). Он был признан виновным в журналистской работе без лицензии, а также в изготовлении материалов, «содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку», и приговорен к крупному штрафу и конфискации орудия преступления – видеокамеры.

Городское управление внутренних дел Ташкента усилиями по меньшей мере трех своих сотрудников сфабриковало дело против 42-летнего узбекистанского журналиста и писателя Саида Абдурахимова (творческий псевдоним – Сид Янышев). 28 июня его уже будут судить.

Мы продолжаем публиковать воспоминания этнических немцев, семьи которых оказались в Узбекистане после того как в 1941 году немецкая община СССР, проживавшая в европейской части страны, - более 800 тысяч человек - была насильственно депортирована в Казахстан, Сибирь и Среднюю Азию.

В Таджикистане близятся к завершению процедуры обжалования в рамках уникального судебного процесса по делу об оскорблении таджикской интеллигенции известной фразой из письма Ленина. Ответчиком в нем, однако, выступает не основатель советского государства, а местный еженедельник «Азия-Плюс» и его редактор Ольга Тутубалина.

18 мая крымские татары всего мира в 70-й раз отметили День памяти и скорби. Начиная с этого дня в 1944 году, советские власти в течение трех суток насильственно выселили из своих домов в Крыму около 200 тысяч татар, более 150 тысяч из которых в товарных вагонах было вывезено в Узбекистан. Но в этом году отмечать юбилейную дату здесь негласно запретили.

Мы продолжаем публикацию историй этнических немцев, семьи которых во время Второй мировой подверглись насильственной депортации и последующей мобилизации в так называемую трудовую армию – по сути на каторжные работы. После войны многие из них были отправлены в Ангрен для работы в промышленности, строительстве и в шахтах по добыче урана.

В 2002 году в Узбекистане в первый и последний раз была опубликована программа реформ – «Меморандум по вопросам экономической и финансовой политики». Документ предусматривал унификацию курсов сума, либерализацию внешней торговли и прочие важные меры по реструктуризации экономики. Сегодня о нем никто даже не вспоминает.

Хорезм по праву пользуется популярностью среди иностранных туристов: именно здесь находится Хива – всемирно известный город-музей, бывшая столица Хивинского ханства, сохранившаяся до наших дней почти в первозданном виде.

Однако рассказ нашего корреспондента не об архитектурных красотах региона, а о том, в каких условиях сегодня приходится жить людям в Хорезмской области.

За сухими фактами документальных сообщений сложно прочувствовать и понять трагедию депортированного народа. И уж тем более неприметна судьба отдельных семей и отдельных людей, собственно, этот народ составляющих.

История ангренских немцев – это и неотъемлемая часть истории этого города, и, шире, часть истории всего немецкого населения СССР, угодившего в жернова репрессий.