Новости

Все новости >>

Перед саммитом Шанхайской организации сотрудничества центральную часть узбекской столицы привели в максимально приличный вид: заасфальтировали ряд дорог, на нескольких автобусных остановках установили кондиционеры, побелили и покрасили множество зданий, кое-где поснимали спутниковые «тарелки» и «реконструировали» отдельные базары.

Эх, замечательную историю я вам сейчас расскажу!

…Весной 1980 года Бухарский областной военкомат, в соответствии с некогда утверждённым свыше планом, организовал краткосрочные учебные сборы, на которые были привлечены офицеры запаса, всего около 150 человек. В основном это были «сапёры» и «инженеры», возглавил же данное мероприятие некий майор, прибывший из штаба ТуркВО. Больше никого ему в помощь командование оттуда прислать не сподобилось, так как округ тогда уже считался «воюющим», в Афганистане действительно сражался ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

Из множества разрозненных сообщений о кровавых событиях в Актобе выяснилось главное: нападения ради захвата оружия должны были стать прологом чего-то более значимого (возможно, штурма тюрьмы и освобождения соратников экстремистов), но эти планы были сорваны активным противодействием военных и полицейских, давшим преступникам решительный отпор. Благодаря этому те были вынуждены отступить, а затем обратились в бегство.

В первый день июня в Ташкенте прошла пресс-конференция, приуроченная к запуску национальной социальной сети Davra.uz, призванной «оттянуть» потенциальных пользователей у своих зарубежных аналогов. Если узбекские власти задумают пойти по китайскому пути и затруднят доступ к «нехорошим» западным соцсетям, возможно, она будет пользоваться успехом. Пока что тенденция именно такова – с 2015 года в республике блокируется голосовая связь в Скайпе и ряде других подобных программ, очевидно, ради избавления сограждан от неприятностей бесконтрольного общения.

Правозащитная группа «Бесстрашные», о создании которой в феврале этого года объявили правозащитница Елена Урлаева и журналистка Малохат Эшанкулова, оказалась «нейтрализована», по крайней мере, на время. Урлаева в начале марта была помещена в психиатрическую больницу, где ее продержали почти три месяца. А в квартиру, где жила Эшанкулова, в начале апреля ворвались судоисполнители и отобрали у нее необходимую для журналистской работы технику. Вскоре после этого женщину в добровольно-принудительном порядке выселили из Ташкента, где она прожила почти три десятилетия.

2 июня Верховный суд Таджикистана вынес приговор по делу 17 обвиняемых членов Партии исламского возрождения, 13 из которых входили в её политсовет. Сюрприза не произошло: заместители председателя партии Саидумар Хусайни и Махмадали Хаит были приговорены к пожизненному заключению, остальные 12 подсудимых получили от 15 до 28 лет тюрьмы, за исключением единственной женщины - 44-летней Зарафо Рахмони, «отделавшейся» двумя годами лишения свободы. Предсказания о ее возможном освобождении, к сожалению, не сбылись.

Правящий в Таджикистане режим приобретает всё более тоталитарный вид. Руководство этой страны недавно фактически запретило гражданам титульной национальности носить русифицированные фамилии и отчества - по мере обмена документов они должны быть изменены. Кроме того, детям запрещено давать имена «чуждые национальным традициям», в том числе с тюркскими окончаниями. Полный список разрешенных имен, утвержденный правительством республики, вскоре будет опубликован.

Базирующаяся в Нью-Йорке международная организация Human Rights Foundation назвала номинантов ежегодной премии имени Вацлава Гавела за инакомыслие в творчестве (Václav Havel International Prize for Creative Dissent), учрежденной Фондом по правам человека. Ими стали узбекский фотограф-документалист и оператор Умида Ахмедова, иранская художница Атена Фархадани и российский художник-акционист Петр Павленский. На сайте HRF говорится, что этой наградой отмечаются люди, «которые смело и честно раскрывают ложь диктатур».

Усиление исламского радикализма во многих странах происходит с помощью «точечного» террора в отношении активно противостоящих ему людей – политиков, адвокатов, общественных и религиозных деятелей, журналистов и блогеров. Сообщения об очередных убийствах на этой почве постоянно приходят из Пакистана, Бангладеш, арабского мира, при этом подобные теракты нередко поддерживаются государственными структурами.

В Узбекистане продолжается инициированная государством кампания «обличения» фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и трех их товарищей, причем с областного уровня она поднялась до общегосударственного. Об осужденных пишут СМИ, в эфир выходят передачи, где они называются «врагами родины», а 12 апреля узбекское телевидение продемонстрировало целый фильм, в котором живописались «преступления» пяти мужчин, в лучших традициях процессов 1930-х годов приговоренных к многолетнему заключению.

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

25 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала подписанное в декабре 2014 года двустороннее соглашение с Узбекистаном об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств, в том числе по товарам и кредитам, предоставленным в 1992-1993 годах, то есть, по тех долгам, которые узбекские власти пятью годами позже отказались выплачивать.

22 марта в Джизакском областном суде по уголовным делам в скоротечном режиме прошел апелляционный процесс по делу фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей и помощников Фурката Джураева, Бектемира Умирзокова и Акмаля Маматмуродова (дело Дильшода Алимова по его заявлению на этом процессе не рассматривалось и будет рассмотрено по кассации), бездоказательно обвиненных в исламском экстремизме и терроризме и приговоренных к длительным срокам лишения свободы. Судейской «тройке» - судьям Боймуродову, Джаббарову и Очилову, понадобился всего ОДИН ЧАС, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу на приговор того же суда от 19 февраля 2016 года, заслушать показания осужденных, и признать их виновными во всех приписываемых им преступлениях.

Из Узбекистана собираются депортировать 63-летнюю пенсионерку Маргариту Думитру, прожившую в здесь десять лет. Формальным поводом для этого стало то, что она по болезни на несколько дней просрочила оформление временной прописки. При этом неясно, решен вопрос по поводу её депортации или нет, юридические моменты этого дела запутаны до невозможности. Другой особенностью этого дела является то, что Маргарита – родная сестра Елены Агибаловой, «доставшей» узбекские власти своими жалобами в защиту предпринимателей.

Между Узбекистаном и Киргизией произошло что-то вроде приграничного конфликта. Рано утром 18 марта Узбекистан без всякого предупреждения ввел два бронетранспортера и два КамАЗа на спорный участок узбекско-киргизской границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области (в сельский округ Кашка-Суу) и разместил там 35-40 военнослужащих. Поводом для этого позже было названо предотвращение проникновения потенциальных террористов из Киргизии перед празднованием Навруза. Киргизская сторона тоже подогнала БТРы и прислала своих солдат. Начались переговоры, часть техники и военных выведены, но часть пока остается в зоне «столкновения интересов».

В распоряжении нашего издания оказался текст приговора Джизакского областного суда по делу Арамаиса Авакяна, фермера-армянина, обвиненного в исламском экстремизме и терроризме, а также сотрудников его рыбоводческого хозяйства и его знакомых, осужденных для того, чтобы местные силовики смогли отчитаться о ликвидации «преступного сообщества».

В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.

Громкая история джизакского фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей вышла на международный уровень – за них вступилась Amnesty International, отмечая, что суд над ними был несправедливым, а в ходе следствия они подверглись пыткам. Одновременно ряд правозащитников Узбекистана, Армении и других стран сообщили о создании общественного комитета «Авакян +4» для защиты осужденных по этому беззастенчиво сфабрикованному делу.

42-летний ангренский правозащитник Дмитрия Тихонов недавно был вынужден уехать из Узбекистана. До этого на него нападали неизвестные, «случайно» сгорел его дом, власти не выдавали ему выездную визу, зато возбудили против него сразу три административных дела, а в последнее время стали вдохновенно «лепить» из него террориста.