Новости

Все новости >>

Куратор и историк искусства Борис Чухович на сайте Alerte Heritage, посвященном защите центрально-азиатского культурного наследия, опубликовал статью о проблеме реставрации в Центральной Азии и других странах постсоветского пространства. Публикация вызвана варварским сносом семикупольного мавзолея Шамуна-наби (XVII - XVIII вв.), возведенного на развалинах более древнего сооружения, главной исторической достопримечательности Каракалпакстана из жженого кирпича. Как недавно стало известно, охраняемый объект был полностью снесен и заменен новенькой копией. И это не единственный памятник, уничтоженный ради того, чтобы на его месте было построено что-то поярче и «покрасивше» - в последние полтора десятилетия этот процесс охватил все регионы Узбекистана, причем сносы «старья» поддерживаются самими властями. Ниже мы полностью приводим статью Б.Чуховича.

Несмотря на то, что после кровавого подавления бунта в ночь с 7 на 8 ноября в исправительно-трудовой колонии № 3 (ИТК-3), расположенной в 16-м микрорайоне таджикского города Худжанда, прошли уже две недели, руководство этой страны до последнего пыталось отмалчиваться по поводу случившегося, и только 22 ноября его официальный представитель сообщил, что в бунте виноваты «экстремисты». Предыдущее сообщение приходится на 10 ноября, когда Главное управление погранвойск ГКНБ РТ официально уведомило коллег из соседнего Кыргызстана о восстании заключенных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, в том числе терроризм.

Сайт «Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии», действующий с прошлого года, опубликовал крайне интересную, на наш взгляд, беседу журналиста Дмитрия Тихонова с Андреем Мростом, экспертом Cotton Campaign, специалистом по международным трудовым отношениям с более чем 20-летним опытом работы, занимавшимся исследованиями по теме корпоративной социальной ответственности и когда-то сотрудничавшим с Международной организацией труда (МОТ). Он раскрывает некоторые махинации этой организации вкупе со Всемирным банком, направленные на то, чтобы скрыть государственную систему принуждения граждан Узбекистана к подневольному труду при сборе хлопка. Провисев несколько дней, статья была убрана с сайта под давлением заинтересованных лиц и организаций. Предлагаем вам ознакомиться с отрывками из этого продолжительного интервью; полностью его можно прочитать здесь.

Татьяна Закирова и Гульшан Мирзаева, живущие на квартале Ц-5 в Юнусабадском районе Ташкента, летом этого года ставшие мишенями националистических возгласов ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, наткнулись на глухую оборону представителей правовых инстанций, пытаясь привлечь влиятельного чиновника к ответственности.

Октябрьский приезд Путина в Ташкент журналисты назвали «прорывным» в узбекско-российских отношениях. Действительно, он оказался громким: и из-за небывалой представительности российской делегации, и по количеству заключенных и анонсированных экономических договоров, и в связи с объявлением о начале строительства АЭС. Но если встреча на высшем уровне дала столь ощутимые результаты, то что мешало развивать взаимовыгодные связи раньше, не теряя драгоценного времени, и что мешает сейчас? И так ли уж необходима Узбекистану дорогостоящая атомная станция, как уверяют узбекские и российские власти? Обо всём этом – в статье, посвященной прошедшему визиту.

По сложившейся традиции президент Узбекистана не часто выбирается «в народ». А когда всё-таки выбирается, то этот самый народ загоняют куда подальше, чтобы его было не видно и не слышно: безопасность вождя превыше всего. То же произошло и 26 октября, когда Шавкат Мирзиёев в сопровождении своей свиты отправился на ташкентский массив Юнусабад – инспектировать ход строительства метро, строящегося между 11-м и 13-м кварталами, а заодно посетил сами эти кварталы, точнее, несколько «реконструированных» дворов и детский сад. Впервые мне не пришлось куда-то отправляться за материалом для репортажа: он прибыл ко мне сам. Свои короткие отчеты с места событий я писал в Фейсбуке, а потом собрал их воедино и слегка подредактировал. Получилась вот такая хроника:

Дома как люди - одни заслуживают романов и баллад, другие не стоят даже упоминания. В центре Чирчика, чуть повыше городского канала, за разросшимися деревьями виднеется монументальное строение, которое еще рано называть развалинами, но в ближайшем будущем оно обещает в них превратиться. Со стороны двора здание напоминает средневековый караван-сарай с многочисленными комнатами-худжрами, а наружные стены оснащены балкончиками и рядами круглых окон-иллюминаторов. Мало кто знает, что это первое многоэтажное здание Чирчика, заложенное в 1934 году, когда ничего подобного не было даже в Ташкенте, и лишь после его постройки началось возведение еще не существующего, но уже запланированного города.

Причина намеченного сноса - расширение дороги, ведущей от многоэтажного жилого массива Сергели к массиву Куйлюк. Сам храм представляет собой комплекс из нескольких построек с небольшим двориком, в середине которого устроен пруд с лотосами. По мнению правительства, разрушены должны быть и несколько других объектов – рестораны и заводской шоколадный цех. При этом с другой стороны дороги – пустое поле, но делать небольшой изгиб либо расширять магистраль в ту сторону представители власти почему-то не желают (хотя именно это и было сделано при восстановлении моста через «малую кольцевую», когда он плавно обогнул построенные на месте прежней трассы кирпичные многоэтажки). О сути происходящего АзиаТерре рассказал заместитель настоятеля храма Александр Хегай.

На государственном портале для обсуждения проектов нормативно-правовых актов с 25 сентября идет обсуждение проекта правительственного постановления «Об утверждении Положения о порядке возмещения убытков физическим и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд в городе Ташкенте», отрывающего возможность для массовой конфискации жилья и фактически отбрасывающего страну до уровня некоего африканского квазигосударственного образования. Разработчик документа – ташкентская администрация, а подписал его премьер-министр Абдулла Арипов. В соцсетях его открыто называют «антинародным» за противоречие нормам административного, гражданского и жилищного законодательства, а также Конституции Узбекистана.

Сфера высшего образования в Узбекистане по-прежнему одна из самых проблемных. На днях нам стали известны подробности скандала, случившегося в Узбекско-китайском институте имени Конфуция (УКИК), созданном тринадцать лет назад при Ташкентском государственном институте востоковедения (ТГИВ). Краткая суть случившегося: узбекского студента лицея приняли в это учебное заведение, а после его окончания, взяв плату за проведение международных экзаменов и вслед за уведомлением о зачислении в китайский университет, ему отказали в обучении за счет гранта. И никаких объяснений по этому поводу не дают. Более того, вскоре выяснилось, что таких принятых, а затем «отвергнутых» по никому не известным причинам студентов насчитывается более двадцати человек. А ведь это не только потерянные деньги, но и нервы, и время. Изучив ситуацию, мы пришли к выводу, что учредители действующего на территории Узбекистана иностранного образовательного учреждения непосредственным образом нарушают законы страны.

Скандал, случившийся с ректором Университета журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана Шерзодом Кудратходжаевым, побил все рекорды по количеству просмотров и комментариев в социальных сетях. Но не угас, а быстро перетек с вопроса о безобразном поведении самого чиновника в «национально-языковое» противостояние с негативной экспрессией и открытыми оскорблениями в адрес представителей «нетитульных» национальностей Узбекистана. Разгоряченные националисты требуют, чтобы президент издал указ о принудительном изучении узбекского русскоязычными гражданами страны. При этом руководство Узбекистана хранит молчание, хотя ранее власти разного уровня не раз заявляли о готовности привлекать к ответственности любого, кто посмеет разжигать межнациональную рознь. Отметим, что ничего подобного в стране не происходило с начала девяностых.

В Узбекистане горячо обсуждают очередной инцидент с участием руководителя «Международного пресс-клуба» (телепередачи в формате ток-шоу), одновременно занимающего должность ректора недавно открывшегося Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, на сей раз выступившего в роли обиженного националиста.

В Чирчике, построенном в советское время промышленном городе в тридцати километрах к северо-востоку от Ташкента, в конце июля-начале августа, наконец, снесли пугавшие жителей на протяжении двух десятилетий руины шести панельных четырехэтажных домов, служивших пристанищем бомжам и алкоголикам. Они были заброшены еще в конце 1990-х и с того времени так и стояли, постепенно разрушаясь. Развалины образовывали две линии, находившиеся на некотором отдалении друг от друга. Городские власти их почему-то старались не замечать и, соответственно, никаких усилий для разбора аварийных строений не предпринимали.

28 августа завершилось обсуждение выставленного двумя неделями ранее в интернете законопроекта «О внесении изменения и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан», предусматривающего введение административного и уголовного наказания за незаконный (несанкционированный) доступ к сети телекоммуникаций. Журналисты заподозрили в этом намерение властей запретить анонимайзеры и прочие программы, позволяющие обходить блокировку сайтов. Общественность «встала на дыбы», и уже через день последовало опровержение: запрещать анонимайзеры никто не собирается, имелось в виду совершенно другое. СМИ успокоились, но сомнения остались: а вдруг эти слова были лишь отговоркой, и «запретительный» закон вот-вот примут?..

Несмотря на торжественные реляции о регулярно подписываемых договорах на миллиарды долларов, объем иностранных вложений в Узбекистан далек от оптимального роста. В ноябре 2017-го председатель Государственного комитета по инвестициям Азим Ахмедхаджаев откровенно признал, что в в 2011-2016 годах объем иностранных инвестиций в Узбекистан упал на 40% - с 3,3 до 1,9 миллиарда долларов. Видимо, чтобы как-то выправить ситуацию, первого августа был издан президентский указ «О мерах по кардинальному улучшению инвестиционного климата в Республике Узбекистан», направленный на, как говорится в его преамбуле, «дальнейшее улучшение инвестиционного климата, стимулирование привлечения прямых инвестиций, укрепление доверия инвесторов к последовательности государственной политики в данном направлении и повышение ответственности государственных структур в работе с инвесторами».

25 августа суд Алмазарского района Ташкента по уголовным делам под председательством Зафара Бобонова вынес обвинительный приговор 51-летнему руководителю фирмы «Интеграл-инвест» Джахонгиру Умарову, признав его виновным в нарушении частей 1 и 2 статьи 273 («Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт») УК РУз и назначив ему наказание в виде пяти лет лишения свободы. При этом в ходе судебного процесса была выявлена невиновность Джахонгира Умарова, а также то, что дело против него имело спланированный и заказной характер.

В юго-восточной части Самарканда, через дорогу от кладбища с мавзолеем средневекового исламского богослова и казия Ходжа Абди-Даруна стоит полуразвалившееся старинное здание с высоким изящным порталом, известное как Ишратхана (Ишратхона). Когда-то оно имело высокую башню с бирюзовым куполом, мечеть и ряд различных пристроек, но до нашего времени сохранились только остатки главного помещения. Похоже, что за всю свою многовековую историю, вплоть до середины XX столетия, оно никогда не ремонтировалось. Однако в последние месяцы положение меняется: памятник эпохи тимуридов начали реставрировать - с помощью обыкновенного силикатного кирпича.

Неделю назад зрители республиканских телеканалов с умилением наблюдали за тем, как исполняющий обязанности хокима столицы Д. Артыкходжаев вручает свежеизготовленный паспорт Наргизе Игамовой – старшей лаборантке Кибрайского районного медицинского объединения Ташкентской области. Это произошло ровно в тот же день, когда научный секретарь Института ядерной физики Сайрамбой Игамов поведал о проблеме своей жены с получением гражданства президенту Узбекистана, во время посещения последним посёлка узбекских ядерщиков близ Ташкента. Глава государства заверил ученого-физика, что его просьба обязательно будет удовлетворена.

Масштабный отъем квартир ташкентцев и жителей других городов Узбекистан в 2014-2017 годах – не случайные перегибы в борьбе узбекской милиции с расплодившимися «притонами разврата», а подлинная цель всей этой «духовно-нравственной» кампании, которая с самого начала была затеяна ради отъема нескольких сотен квартир и последующего обеспечения ими лояльных власти силовиков, в первую очередь участковых милиционеров. Об этом свидетельствуют документы уголовных дел, об этом в разговорах с пострадавшими проговаривались сами судьи, тихо объясняя, что распоряжения идут с самого «верха», от президента (имелся в виду Каримов), и потому они не в силах что-либо изменить.

В последние дни в интернет-изданиях и соцсетях активно распространяется информация о новом акте вандализма в историческом центре Самарканда - сносе здания местного почтамта, возведенного в 1910 году и внесенного в 2001 году во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО. Первым об этом рассказал градозащитник и блогер Мурат Сарсенов, известный читателям по предыдущим публикациям на ту же тему. Он поместил на своей странице в Фейсбуке видеосюжет с места событий.